Боярыня Морозова. Часть 3

Боярыня Морозова. Часть 3

Царь же, заметив, что Феодосия Прокопьевна уклоняется от дворцовых церемоний, стал направлять к ней своих послов с увещеваниями. Но Морозова не покорялась, и гнев царский был неминуем. Боярыню не оставляла сестра Евдокия, а через её мужа князя Петра Урусова они знали о настроениях во дворце, о том, какие беды надвигаются на Феодосию Прокопьевну. Боярыня простилась со старицами и стала ждать своего часа. Однажды после захода солнца к ней пришёл архимандрит Чудовского монастыря Иоаким вместе с думным дьяком Ларионом Ивановым и объявил, что должен вопросить Морозову по указу царя: «Како крестишься и как молитву творишь?» Феодосия Прокопьевна отвечала, что согласно правилам «старой веры». Тогда Иоаким спросил о старице Меланье; боярыня сказала, что все старицы разошлись. Не успокоившись, царские послы осмотрели дом и обнаружили Евдокию Урусову. Застав здесь столь знатную особу, они и её допросили и получили такой же ответ и подтверждение староверия.

Узнав об этом, царь повелел изгнать из дома обеих, «понеже не умели жить в покорении». Сестёр заковали в кандалы. Позднее Морозову свезли на подворье Псково-Печерского монастыря в Москве, а княгиню Евдокию — в московский Алексеевский монастырь. Вскоре от горя и тоски по матери умер сын Феодосии Прокопьевны Иван, любимец царя, единственный представитель знатного рода Морозовых. Со смертью сына дом Морозовых совсем запустел, всё было роздано боярам.

Заключение именитых сестёр взволновало всю Москву, множество народу стекалось посмотреть на них и посочувствовать, а порой и поувещевать узниц. Они же оставались тверды, следуя наставлениям своего духовного отца протопопа Аввакума: «Мучьтесь за Христа хорошенько, не оглядывайтесь назад...» Связь с духовным наставником не прерывалась и в заточении.

Однажды ночью Морозову привезли в Чудов монастырь, где сам патриарх пытался наставлять её, но тщетно. То же происходило и с княгиней Урусовой. Поскольку наставления на них не действовали, женщин подвергли страшным пыткам на Ямском дворе. В конце концов по царскому велению обеих сестёр отправили в заточение в Боровск — в острог, в земляную тюрьму. Сначала их могли навещать единомышленники, передавали послания Аввакума, но потом был учинён розыск, у узниц всё отобрали, даже иконы и небольшие книжицы для моления. Страдалицы остались сидеть в глубокой темнице, ветхая верхняя одежда почти не грела их, поменять сорочки было невозможно, у них не было даже «лествиц» (чёток) — они сами навязали на тряпице 50 узлов и творили устные молитвы; скудная еда — два-три сухарика, «иногда яблоко одно, иногда огурчика малая часть», но это уже — от доброты стрельцов, которые их охраняли. Одно хорошо — они были вместе.

Но вскоре скончалась княгиня Евдокия; сестра, сама уже изнемогавшая, спела ей отходной канон, обливаясь слезами. Чувствуя приближение смерти, Феодосия Прокопьевна упросила стражника постирать её сорочку. Тот тайно отнёс её на реку, омыл водой, размышляя о долготерпении боярыни Морозовой ради веры, о её величии и тяжелейшей нынешней нужде. В ночь с 1 на 2 ноября 1675 г. Феодосия Прокопьевна скончалась и была похоронена вместе с сестрой.

Страницы: 1 2 3

Далее Экономика России в XVII столетии