«Бунташный» век. Часть 4

«Бунташный» век. Часть 4

В Кремле состоялось большое совещание, на котором дворян выслушали и согласились пойти им навстречу. На следующий день боярина Морозова отправили в ссылку на север, в Кирилло-Белозерский монастырь. Обещание царя никогда не возвращать его в столицу было лицемерным: одновременно с указом о ссылке Морозова в монастырь была тайно послана царская грамота со строгим предписанием — «блюсти и сохранять» боярина Бориса Ивановича. Царь Алексей Михайлович был, как говорится, хозяином своего слова: захотел — дал, а захотел — назад взял. А потому уже в октябре недолгая ссылка Морозова благополучно закончилась, и он вернулся в Москву, но был до такой степени напуган, что до конца дней своих оставался в тени. И всё же правительство пошло на ряд существенных уступок: в московских приказах сменили проворовавшихся судей, недоимщиков освободили от «правежа» (т. е. «выколачивания» долгов нещадным битьём), стрельцам выдали по 8 рублей, что по тогдашним меркам было немало. После этого восстание пошло на спад. Опираясь на умиротворённых дворян и стрельцов, правительство прибегло к репрессиям: были казнены главари выступлений холопов.

Положение в Москве постепенно стабилизировалось. 16 июля начался Земский собор, принявший решение о составлении нового свода законов, «чтобы впредь по Уложенной книге всякие дела... вершить». Большую подготовительную работу проделала специальная комиссия — «приказ» князя Никиты Ивановича Одоевского. В конце января 1649 г. Соборное Уложение было утверждено.

Вслед за волнениями в столице поднялась волна беспорядков и бунтов, охвативших многие города на юге страны, в Поморье и Сибири. Так было в Курске, Козлове, Воронеже, Ельце, Валуйках, Ливнах, Чугуеве, Соли Вычегодской, Великом Устюге, Тотьме, Каргополе, Чердыни, Нарыме, Томске, Енисейском остроге и др. Почти все эти волнения были откликом на Соляной бунт.

Восстания в Новгороде и Пскове

Пытка на дыбе. Старинная гравюра.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Далее «Бунташный» век. Часть 5